Один против времени. Пирамида будущего

Часть 2. Глава 13

Оранжевые кусты эфминеи пламенели в солнечном дне огненной стеной.

Прошел стэлс как Бруно смотрел на игру оранжевых лепестков. Начался второй. Визкап по-прежнему сидел на скамье пустынной аллеи, уставившись прямо перед собой.

На его коленях лежал биоком с одним-единственным словом написанным на экране за весь последний стэлс: “Статья”.

Ветерок снова и снова раздувал пламя из лепестков. Эфминея. Так называемый спектральный или радужный цветок. Символ науки. Цвести начинает красным цветом, потом несколько раз меняет его согласно спектру и увядает фиолетовыми, почти траурными лоскутками. Аллея вовсе не случайно была усажена кустами эфминеи, она вела к Пирамиде Будущего - гуманитарному научному центру всего Юга. Бруно продолжал смотреть на оранжевые цветы.

Сегодня утром он вышел из тюрьмы. Многомесячная череда допросов, экспертиз, собеседований с психологами, следственных экспериментов, которой, казалось, не будет конца – оборвалась. Путь его совершил очередной, привычно неожиданный поворот.

Наш визкап ждал Линку. Он не видел свое начальство с того самого “музейного” дня.

Блеск стеклянных граней Пирамиды – одного из немногих сооружений Йозера Великого, при строительстве которого архитекторы посмели отступить от башенного стандарта Юга (цилиндра на четырех опорах) - не давал рассмотреть Бруно идущую к нему девушку. Но и так было ясно: это не Линка. На такой дистанции она успела бы рассмеяться раз десять. Волосы девушки вдруг вспыхнули настоящим солнечным золотом, заставив Бруно прищуриться в попытке рассмотреть идущую. Давний мираж, казалось, напрочь забытый в тюремных подвалах Службы, не потерял власти над ним.

- Привет, Бруно. Давно мы не виделись.

- Давно.

Молодой человек подвинулся, хотя на длинной скамье в этом не было никакой нужды.

Медные кудряшки. Юбка до щиколоток.

Все-таки Линка. То ли солнечный луч удачно упал на волосы, то ли их окрасил рефлекс от оранжевой стены эфминеи, но золотой мираж обманул и на этот раз.

Помолчали. Каждый молчал о своем. Первым заговорить предстояло тому из них, у кого запас недоговоренности был меньше.

- Скажи, Бруно, тогда, в аллее, ты был уверен, что не попадешь в детей? - Да.

Разговор вновь иссяк. Слишком много за прошедшие месяцы они сказали друг другу в мыслях.

Отчего осунулось ее лицо, а в глазах не осталось даже искры – вот о чем молчала Линка. Бруно думал о том уроке, который получил за время бесконечных допросов.

Никого не интересовала правда.

«Откуда вы знали, что среди детей находится наемный север? Как вы догадались, что среди сопровождающих группу школьников взрослых есть профессиональный север?»

И толдонили следователи и психологи без конца одни и те же вопросы, не слыша ответов и отмахиваясь от слова “джагри”, пока Бруно не догадался: спасет его только “упрощение информации”.

“Я заметил, что число преподавателей, сопровождающих группу школьников, возросло с трех до четырех”, “серое лицо четвертого «учителя» выдавало квадрата”, “у него был чересчур плотный пиджак для такого теплого дня, следовательно, под пиджаком мог быть спрятан сканфер”, “я сознательно вел огонь над самыми головами школьников", “север не ожидал такого хода и мне удалось расстрелять его в упор”.

Помогло. “Упрощенная информация” не вызывала у следствия особых сомнений. Какая разница, что ничего этого не было вовсе? А был только светлый луч джагри в черном лабиринте смерти.

Вот и Линка. Она даже не спросила, каково ему пришлось в эти месяцы, когда шевелением мизинчика судьба могла отправить Бруно на долгие каторжные годы в какой-нибудь морийский рудник. Все, что ее интересовало – так это своя порция “упрощенной информации”. Хо-ро-шо, как сказал бы Лемсонг.

- Зря ты волновалась за детей, Линка. Им тогда вообще ничего не угрожало. В конце концов все обошлось и все остались живы, не так ли?

- Да.

- Как дела в нашем секторе?

- Страшно мне, - девушка не слышала вопроса, - все время чудится, что к нам кто-то подкрадывается и вот-вот…

- Я выхвачу сканфер?

- Угу.

- Так у меня отобрали право на его ношение. А на таком оранжевом фоне подобраться к нам невозможно. Правильно?

- Слышишь? В кустах кто-то есть.

- Это ветер, Линка.

- Наверное. Как твои дела?

- Отлично.

- Дело против тебя закрыто?

- Полностью.

Упрощать – так упрощать.

Как все обстояло на самом деле Бруно не ведал. И что его спасло – Санфар знает. Пусть он и застрелил известного наемного севера, за которым Служба охотилась не один год, но по законом Йозера Великого ему все равно светила каторга. Не сошлось. Похоже, его путь ну никак не собирался сворачивать в эту сторону.

Сегодня утром его вывели из камеры, вернули биоком, стэлсы, ремень, забрали казенный спектр работавший в тюрьме в локальном режиме без выхода в фано, и отвели прямо к отважному гозту Тэту. Сквозь зубы, всем своим видом показывая – это не его воля, нобиль сказал, что он меняет свое решение относительно докладных гозта визкапа и направляет визкапа Службы Бруно Джагрина в научный центр Йозера Великого. И пусть уважаемые ученые разбираются со всеми этими предвидениями, предзнаниями, предсказаниями и прочей… нобиль Тэт явно был готов продолжить ряд существительных, но он умел себя сдерживать. Таким образом Бруно и очутился в аллее из кустов эфминеи, ведущей к Пирамиде – научному центру Йозера. Разумеется, Линке наш визкап изложил свои обстоятельства в куда более бодром варианте. Тем более, что по прибытии в Пирамиду его принял сам Верховный Магистр, внеранговый ученый золотой тоги.

 

- Верховный Магистр Пирамиды – это кто? – поинтересовалась девушка. Она была не сильна в здешней иерархии.

- Научный генерал. Считай - местный Лемсонг.

- Ого.

- Почти стэлс со мной беседовал. Выделил в мое распоряжение целый сектор и дал научного руководителя, сегодня вечером он должен прилететь в Йозер.

- Везет тебе.

- Да. Везет.

- И чем ты будешь здесь заниматься?

С помощью ученых напишу статью в доказательство моей идеи. Суть ее ты знаешь: Стена - это смерть Будущего.

- Помню. Ты еще говорил, что Стена убила тигра.

- Да.

- Этого я так и не поняла. Каким образом Стена может убивать людей?

- Я сам до конца не разобрался, поэтому мне трудно объяснить.

Предзнание было мутным и о многом я могу только догадываться. Словно в тот миг душа появилась у Стены, потом душа обрела себе тело и отправилась убивать.

- И все это ты будешь рассказывать ученым?

- Да.

- Статью напишешь об этом?

- Да.

- А потом?

- Если статья получится достойной, то мой руководитель будет рекомендовать Научному Совету Пирамиды заслушать мой доклад.

- А потом?

- Выступлю на Совете. И если удастся его убедить, то, может быть, Совет включит эту тематику в план научных исследований центра. Погоди! Потом только все и начнется. Результаты исследований передадут в Тор, где за них возьмутся политики и координаторы, а там свои ступени решений. Глядишь, лет через пятнадцать-двадцать координаторы Тора и поставят проблему Стены перед руководством материка.

- О господи!

- Да.

- Бруно, - голос девушки наконец-то ожил, в нем появились знакомые нотки рассерженной мамаши, - вот ты называешь себя специалистом по будущему, так почему тебя вечно заносит не туда? Ведь не получится ничего, только зря время потратишь, и полетишь ты с этой Пирамиды – только глянь, какая она скользкая!

- Таков мой путь.

Девушка не ответила на его улыбку.

- Прости, но нельзя быть таким сильным, умным и упрямым дураком! Ребенку ясно, что ты об эти стены только лоб расшибешь.

Обиженно посопев, Линка заставила себя успокоиться и только тогда продолжила:
- Сбил ты меня, я совсем другую тему хотела обсудить. Говорят, Тэт добился от Лемсонга согласия на твое увольнение. Представляешь, ты можешь разорвать контракт, стать снова свободным человеком! Что молчишь?

- Думаю.

- Тебя это не радует? Ты ведь мечтал уйти из Службы, пойти учиться в Храм Великого Предела.

- Мечтал.

- Так в чем же дело?

- Не сейчас.

- Странно. Чего-то такого я и ожидала. Не понимаю я тебя, Бруно.

Девушка поднялась и засеменила в сторону сверкающей стеклами башни. Визкап так ничего ей и не ответил. Ему нечего было сказать. За спиной Бруно затрещали кусты. Ветки раздвинулись, но никого не было видно, словно невидимка пробирался сквозь эфминею. А потом оранжевый куст вышагнул из аллейного строя и двинулся прямо на визкапа. Оставалось только порадоваться, что Линка ушла и не могла видеть ходячий куст.

Куст подошел к скамье вплотную и превратился в человека. На нем была оранжевая тога. Сандалии, стэлсы, спектр имели тот же цвет, даже его волосы и те были выкрашены под цвет эфминеи. Оранжевый улыбнулся, приложил палец к губам, поднял визкапа со скамьи и повел к Пирамиде.

После знакомства оранжевый человек сказал:
- Бруно и Боно – хорошие имена для парочки клоунов в цирке. Тогда лучше называй меня вторым именем – Кассизи.

Боно Кассизи ткнул пальцем в желтую секирку на груди визкапа. - Я вижу ты из тех, кто тратит лучшие десять лет жизни на то, чтобы научиться головой разбивать кирпичи?

- Да. Это я умею.

- Я так и думал. И поэтому не в обиде, что ты меня отвлек от размышлений, хотя обычно я этого никому не прощаю. Да и занятие ты выбрал по умению. Хочешь удивить научный мир? Тогда пошли со мной. Без меня ты здесь пропадешь.

Бруно отправился за новым знакомцем с охотой. Щуплый, в узком спектре, по столичному нахальный, похожий на диковинную оранжевую птицу он сразу понравился визкапу.

Еще в аллее Кассизи выпытал у Бруно причины его прибытия в Йозер и Пирамиду. К “йозеровской” легенде отнесся скептически (первым, среди знакомых визкапу южан), а насчет научных планов только хмыкнул. О себе сказал кратко:
- Я логик. Простой логик.

Необычная не только по цвету, но и по отсутствию ранга тога ничего к этим словам добавить не могла.

На первом этаже Пирамиды Боно снял спектр. Удивительно, но глаза его были не оранжевыми, а самыми обычными, серыми с той стеклянной отстраненностью, которую визкап привык замечать у всех фанотиков.

Боно повел спектром в сторону снующих тог и изрек с великолепным апломбом:
- Перед тобой ученые. Они мертвы. Все это мертвая наука. Иди за мной, и я тебе покажу науку настоящую, живую.

И не успел Бруно опомниться, как его уже потащили по лестнице в подвалы Пирамиды. Они пробирались темными коридорами, натыкались на ящики, проходили глухими залами с задрапированными сценами, и все это время Боно не умолкал. Он рассказывал о созданной им новой науке – бородологии.

Оказывается, борода есть настоящее зеркало человека. Ее форма, размеры подчиняются открытым Кассизи законам и полностью раскрывают душу и судьбу бородоносителя. Ученый не может без тоги – это знак того, что его работа признается обществом и оплачивается стэлсами. Но и без бороды ему нельзя, ибо борода есть истинное лицо ученого.

Далее Боно привел подробнейшую классификацию бород от богоподобной полуокружности через подковообразность начальственности до бесформенности разбойных. Пожаловался на сопротивление его науке со стороны верхних этажей Пирамиды. Мол, бородология наука новая, затрагивающая лица (и какие лица!), поэтому она и встречает столь яростный отпор со стороны ретроградов.

Оборвалась лекция треском сломанного спектра. Боно равнодушно покрутил два обломка перед своим лицом и отшвырнул их в сторону. Бог весть каким чудом, но он умудрился своими тонкими пальчиками пересилить стеллитовую пластмассу, из которой изготовлялись спектры. Но тут они очутились в шумной аудитории.

Сразу же на Бруно налетел первобытного вида кряжистый здоровяк с узким, мощным и скошенным лбом.

- Ого! Поздравляю! – заревел он. – У вас почти стэлсовая толщина ауры. Я должен с вами обязательно поработать.

Вцепившись в визкапа, он потащил его куда-то в сторону, да с такой силой, что отбиваться пришлось на пару с Боно. Места заняли поближе к выходу.

 

Зал бурлил. Видимо, шло обсуждение только что состоявшегося доклада. Тоги в аудитории были наперечет, зато бородология не испытывала недостатка в объектах исследования. Каждый второй из присутствующих красовался бородой.

Наконец объявили доклад Боно Кассизи “Новое в бородологии”. Характерным жестом поглаживая подбородок (сам-то оранжевоголовый был идеально выбрит), Боно стал излагать результаты своих последних исследований.

Поначалу докладчик задался вопросом, что есть борода вообще? Образ? Рама лица? Личина? Суть? И тут же заключил – последнее! Именно – суть. Затем уточнил классификацию бород, по ходу размышлений отметил сходство клинообразных бородок художников с бородкой дьявола, этого помощника Владыки Царства Мертвых, и вдруг сделал парадоксальный вывод: у бороды есть знак! Бороды могут быть как положительными так и отрицательными, а следовательно на этой основе возможно различение добра и зла.

Здесь Боно полез в такие дебри, что визкапу оставалось только перевести взгляд на слушателей. Физиономии у всех были самыми серьезными, особенно у бородачей.

Бруно попытался придать своему лицу столь же умное выражение. Не получилось. А когда стало получаться, с веселым ужасом почувствовал, что от чужой, непривычной гримасы, от речей с кафедры, от насупленных физиономий вокруг, он тихо и с удовольствием начинает сходить с ума. И это ему нравилось.

Сегодня ему нравилось все.

В начало. На следующую стр.

Сайт bogru.ru раскрывает тайны магии, загадки внеземных цивилизаций, рассказывает о мифах и легендах которые помогут посмотреть на мир с другой стороны. Аномальные зоны, непознанное, мистика, паранормальные новости, феномен НЛО, природные аномалии, оккультные практики, медитации, ритуалы, обряды, полтергейст, йети (снежный человек) и много другого, что будоражит наше мышление.

Сотрудничество

У нас есть много вариантов размещения рекламы: баннеры; нативная реклама, рекламные статьи и публикации.
Вопросы размещения, обзоров, рекламы и PR на сайте: bogrunout@mail.ru

Телескоп

Посмотрите в телескоп - увидите инопланетян