Бой с демами

Битва пограничников с нечистью на демовых валах

Бой длился целый год. Не меньше. К году обычной жизни можно было приравнять такой бой, чего только не насмотрелся Оскар за это бесконечное время.

Сметавший все на своем пути, протянувшийся от горизонта до горизонта вал оказался живым. В нем клубились миллионы змей, драконов, крокодилов и прочих хтонов. Залп из нейтронных звезд разметал вал, он рассыпался, и тогда вся эта зубастая нечисть желто-зеленой лавой обрушилась в реку.

Вода закипела, забурлила под ударами миллиона лап и хвостов.

Новый залп. Река вскипела, запарила, а хтоны уже перли вверх, атакуя Демовы Валы по всему фронту. Но трепетали на ветру красно-зеленые стяги, с флагов грозили врагу звездокрылые двуглавые орлы. Не отступали пограничники. Стояли насмерть на всех рубежах.

Заработали огнеметы, сметая нечисть со склонов. Пулеметы ударили с площадок. А хтоны все напирали. Бой закипел перед самой линией обороны. Винтозубый дракон сунул было свою дурную башку в командирский блокгауз и тут же ее потерял – Шувалов выстрелили в упор.

Как ни злобствовали хтоны, а пограничники их пересилили. Последних мелких змей добивали прямо в окопах, преследовали на склонах, находили в ямах. В условиях преследования и боевого контакта, некоторые гала получили ранения, но уйти не дали никому, уничтожили нечисть. Сжигали с кустами, убивали прямо в каньоне, в который превратилась река, но, в конце концов, все хтоны были истреблены.

Прилетели санитарные автоэры забирать тяжелораненых. Роботы-утилизаторы чистили склоны, загроможденные тушами хтонов, помогали им серые черви. Солдаты перекуривали, а отцы-командиры с вершины холма изучали кисель.

- Бой закончен? – спросил инспектор у лейтенанта.

- Только начинается. Хтоны – это просто дурь иных вселенных, а вот когда демы полезут, тогда и начнется настоящая штурмовка.

Солдаты стали прыгать в окопы, офицеры двинулись в сторону блокгаузов, но пока не заходили в них. Они смотрели в небо, по которому со стороны киселя летел световой петух-дракон в разноцветных перьях. Выписывая фигуры, он приближался к Демовым Валам.

- Дармодей. Давно он на Эфе не бузил, - сказал лейтенант, вглядываясь из-под ладони в светового петуха, - нет, совсем обнаглел Дармодеюшка: его дело девок портить, а он на неприятности нарывается, на бой настоящий вызывает. Ничего, сейчас Сергей Иванович его сфотографирует!

Мимо Оскара в сторону командования быстрым шагом проследовал белобрысый коренастый летчик, которого инспектор хорошо запомнил еще с прошлого боя с механическим драконом. Козырнув Уржумскому, летчик сел за руль автоэра-истребителя, свистнул, подождал, пока в кабину запрыгнет волкодав, и взмыл в небеса.

Бой получился скоротечным, без каких-то там сложных маневров. Не обращая внимания на пируэты Дармодея, истребитель соколом зашел сверху и ударил изо всех орудий. Разбрасывая в стороны световые перья, петух-дракон рухнул в кисель, а Сергей Иванович лихо посадил автоэр прямо перед командирами.

Смеялись на Валах не долго. Все понимали: Дармодей – это всего лишь прихвостень Морвольфа, приспешник, а сейчас явится сам дух мертвой материи, и всех интересовало, в каком обличье явится Морвольф. Ждали чего угодно, и все-таки Морвольф пограничников удивил.

Из киселя вылетел черный автоэр-истребитель. На обзорных экранах добавили увеличения, и оказалось, что на самом деле машина темно-фиолетового цвета.

- Морвольф. Жив все-таки, - посерьезнел сразу Шувалов, - ну и денек сегодня - сюрприз за сюрпризом. Сперва вместо вспышки рамоизвержение получили, а теперь главный дем к нам пожаловал. Ишь как автоэр перекрасил. Три года назад мы его потеряли: пилот спасся чудом, а автоэр в киселе остался. Не нравится мне, что демы нашу технику осваивают, истребителями оборачиваются. Раньше такого не было.

Судя по лицам офицеров, озабоченность Шувалова они разделяли. Одно дело, когда дух неживого вселяется в топор, меч или любое другое холодное оружие, и совсем другое, когда он в свое распоряжение получает всю огневую мощь современного боевого автоэра.

Две ракеты земля-воздух по очереди ушли в сторону фиолетового истребителя. Находящиеся в блокгаузе пограничники и все, кто стоял под открытым небом, внимательно следили за атакой. От первой ракеты автоэр Морвольфа ушел маневром, а вторая, словно не заметив цель, ушла за холмы. Один за другим докатились раскаты двух далеких взрывов.

- Ракетами Морвольфа не взять, сейчас увидим кое-что поинтереснее, - лейтенант показал на суету возле серебристого истребителя.

Сергей Иванович подлетел к Уржумскому, козырнул, явно ожидая команды на вылет, но ее как раз и не последовало. Капитан – сквозь мундир на его груди просвечивалось алое пятно, почему-то он забыл дома лист черной бумаги - отодвинул лучшего аса отряда в сторону, выгнал из кабины Ерошу, сел за штурвал и с набором высоты повел машину на север.

Пришлось Шувалову комментировать дальше. Оказалось: Сергей Иванович - ученик Уржумского, ну а то, что у начштаба давние счеты с Морвольфом, Оскар уже знал.

Черная точка поднялась в зенит – главный дем увидел противника и торопился занять выгодную позицию для атаки. Пыталась зайти со стороны солнца и серебристая точка. В итоге всех маневров машины сместились к югу, и воздушный бой начался прямо над Демовыми Валами.

Блокгауз опустел - все поторопились на свежий воздух. Как назло, ветер нанес облака, и они практически закрыли картину сражения. Из облачной ваты вылетали то фиолетовая машина Морвольфа, то серебристая стрелка истребителя Уржумского, но общий ход боя понять было абсолютно невозможно.

Вдруг машины вывалились из облаков чуть ли не на головы наблюдателей. Заполыхали красные огоньки на носу серебристого истребителя, пунктир черных дымов – следы разрывов снарядов – прорисовался по светлому облачному фону.

- Давай, Алешка, давай! – лейтенант так ухватил Оскара за локоть, что инспектор поморщился от боли.

Увы, очередь не зацепила Морвольфа, и снова два истребителя, беспрерывно маневрируя, исчезли в зените. Все решалось там, высоко в небесах. Капитан старался увести бой подальше от киселя, дабы энергия метапортала не подпитывала верховного дема, а тот, напротив, всячески жался к родному киселю.

В следующий раз машины стали видны уже над Рамой. Фиолетовый истребитель дема заметался, несколько раз сменил курс и попытался уйти в сторону киселя, а на него со стороны солнца на форсаже уже пикировала серебристая стрела. Снова она заполыхала красными огнями, но и на этот раз трассы снарядов и фиолетового истребителя не пересеклись, машина Морвольфа отвалила в сторону, а серебристая стрелка стала выходить из пике.

- Плавно, Алешка, плавно.

- Эх, не успеет! – махнул рукой стоящий рядом с Оскаром рыжий молоденький пограничник.

- Цыц, ты! - рявкнул на него сержант. - Успеет.

Машина Уржумского рисовала в небе четкую параболу, вершина которой должна была пройти где-то на границе воздуха и киселя. Судьбу рискованного маневра решали какие-то десятки метров.

Рассчитал капитан все точно. Буквально над самым алым маревом истребитель выровнялся и стал набирать высоту.

Рыжий парнишка расплылся в улыбке:

- Успел!

Небесный бой продолжился.

Лучше всех понимали нюансы и перспективы воздушного сражения офицеры. Морвольфа, этого духа мертвой материи и, так сказать, братца Смерти, совсем уничтожить невозможно в принципе. Самый лучший вариант – это разнести его на атомы, и таким образам избавиться от Морвольфа лет на двадцать, пока он не восстановиться и снова не проявится из киселя. Два десятилетия тому назад, будучи тогда молодым лейтенантом, Уржумский с помощью чуд-печати так с этим духом и поступил. Но сейчас силы капитана и верховного дема были равны. Истребители обладали одинаковым вооружением и системами защиты, а искусность пограничника в управлении автоэром Морвольф вполне компенсировал безразличием к любым перегрузкам при маневрировании. В данном бою капитан оказался в положении сапера. Ошибаться нельзя, а все что в твоих силах – это изловчиться, подбить дема-истребителя и отправить его обломки в метапортал, а там пусть себе ищет новое обличье.

И тут же воздушный бой закончился, оборвался вопреки всем пониманиям – в мгновение и совершенно неожиданным образом. Выпав из облаков, по сходящимся траекториям серебристая и фиолетовая стрелка летели навстречу друг другу. Ни капитан пограничников, ни верховный дем Великой Тьмы не собирались отворачивать. Дистанция между машинами сокращалась стремительно и вдруг исчезла вместе с ними – лишь черная клякса осталась на голубых небесах, и почти сразу звуковая волна от грандиозного взрыва докатилась до Демовых Валов.

Бойцы на позициях грянули «ура!» - они увидели уносимый ветром от места столкновения автоэров парашют. Уржумский все-таки умудрился катапультироваться перед лобовым столкновением и таким образом обмануть и уничтожить духа мертвого мира, не способного выпрыгнуть из самого себя.

Северный ветер продолжал тащить парашют в сторону валов, прочь от Рамы. Оставалась капитану чуть-чуть, еще немного и он бы упал на зеленые луга, но тут взметнулась розовая волна и слизнула его вместе в парашютом. До края киселя, где начиналась безопасная земля, Уржумский не дотянул буквально сто метров.

Рыженький солдатик охнул, а офицеры, как по команде, посмотрели на часы.

Прошло минут пять. На Демовых Валах никто и слова не проронил. Все как стояли, так и продолжали стоять. Чего все ждут в таком напряжении, Оскар не совсем понимал, так что Шувалову пришлось шепотом объяснять расклад.

От конкретного человека многое, разумеется, зависит, но все-таки максимальный срок пребывания в Раме – минут десять. Если больше – человек неизбежно становится демом. Да и то: десять минут выдерживали только тренированные пограничники. Местным жителям, особенно если слабина или гниль какая в душе имеется, порой и пяти минут хватало, чтобы навсегда потерять в киселе человеческий облик.

На все про все – пройти через алый туман и законы тридцати девяти вселенных, миновать пасти хтонов, уклониться от встречи с боевыми демами и выбраться из киселя - у капитана Уржумского имелось всего десять минут.

 

Часы отсчитали пятнадцать делений.

Двадцать.

- Теперь уж лучше пусть не возвращается, - прошептал Шувалов.

Прошло полчаса. Пограничники все равно ждали своего командира. Услышав общее молчание, даже ветер стих и перестал трепать сразу обвисшие красно-зеленые стяги.

Вдруг стоящий рядом с Оскаром впечатлительный солдатик охнул в очередной раз. Со стороны киселя по испещренному кратерами воронок зеленому лугу шагал человек. Он перебрался через образовавшийся на месте реки ров и стал подниматься по склону. Но никто не бросился к пулеметам или орудиям, чтобы прикрыть своего командира от возможного преследования демов, никто не поторопился ему навстречу. Все просто стояли и ждали. Оставались считанные метры, и уже было можно рассмотреть того, кто выбрался из киселя. Пограничник. Офицер в чине капитана. Похожий на Уржумского, но старше лет на двадцать и совершенно седой. Когда дем-Уржумский очутился на вершине холма, Оскар успел заметить две вещи: его капитанский мундир пообносился так, будто дем в нем бомжевал по тридцати девяти вселенным долгие годы, а еще недавно пылавший в капитанской груди алый свет погас. Капитана немедля заковали в наручники и посадили в зарешеченный автоэр, который сразу же улетел на базу.

С угрюмыми лицами расходились пограничники по боевым позициям. Никого не радовала перспектива расстрела любимого командира собственными руками. Сдерживающий себя до этого момента Шувалов не выдержал, высказался:
- Мандрагорыч, гад, все знал, откусила Рама нашу командирскую голову. Но неужели он не мог предупредить открытым текстом, без намеков? Пижон, а не ведун. Ему лишь бы предсказание сбылось, а там трава не расти. Ничего, мы еще побеседуем с ним.

На Демовых Валах все затихло. Пограничники ждали на позициях, и только роботы-утилизаторы разъезжали по склонам, убирая трупы самых больших хтонов. С телами мелких ящеров давно расправились серые черви.

Прошел час. По киселю ходили алые волны, и только.

- Что-то скучно становится, - сказал рыжеватый солдат, и не успел Шувалов испепелить его взглядом, чтобы не ляпал в бою, что в голову взбредет, как край киселя зашумел, забурлил и стал наливаться рубиновым, солнечным светом.

Миг - и орда кочей конными лавами пошла в атаку на Демовы Валы по всему их фронту.

- Удивляет сегодня Рама: раньше кочи только бандами орудовали, да и пушечек у них отродясь не было.

Лейтенант показал Оскару на орудийные расчеты; у самого края киселя кочи разворачивали пушки в сторону валов. Первый снаряд просвистел где-то в стороне, а уже второй разорвался прямо перед блокгаузом. Последовал плотный, раскалывающий землю удар, красный всполох, и черная яма образовалась на месте взрыва. Края ямы курились едким дымом.

Разрывы следовали один за другим. Артиллерия кочей гвоздила всерьез, стараясь прикрыть атаку конницы. В ответ заухали пушки пограничников, буквально в минуты подавив артиллерию противника, и тут же по нахлынувшей орде заработали пулеметы. Прильнув к амбразурам, палили из автоматов по степнякам и Шувалов, и рыжий солдатик. Оскара к амбразурам не пускали, и ему пришлось следить за боем по экранам.

У подножия Демовых Валов атака захлебнулась, и остатки разгромленной конницы попытались уйти в сторону киселя, но кочей преследовали и уничтожали звенья штурмовых автоэров.

Добить степняков пограничники не успели. Атаки пошли одна за другой, Оскар их и считать перестал. После кочей Великая Темнота бросила на штурм бесчисленные полчища орхустойцев и осьмиголовцев. Вся Эфа задрожала от топота чудовищ иных вселенных.

Пограничники отбили эти атаки.

Миры, гораздые на сюрпризы, бросили в бой очокочей, паскунджей, манчадов и тепегезов.

Справились пограничники.

Пошли в атаку на Демовы Валы фиолетовые мурины, за ними лахамы, мангусы, наруты, валюги, улу тойоны, койотли, тодоты.

Безжалостные гала уничтожили всех.

Несмотря на беспрерывные атаки, настроение у солдат и офицеров оставалось на должном уровне, никто не паниковал, уверенность в конечной победе над демами у всех присутствовала. Затревожились пограничники лишь тогда, когда в атаку двинулась сама Великая Темнота.

- Вот с этим нам не справиться, - посетовал лейтенант, оторвался от приклада и показал инспектору не на каких-то там чудовищ, а на задымившийся кисель.

Алые языки тумана медленно ползли лугами к оборонительному рубежу. Рассерчавшая Рама явно собиралась пожаловать на Демовы Валы собственной персоной и расправиться с неуступчивым противником.

Скомандовали отступление, и началась суета. Вышедший из блокгауза Оскар занял место в сторонке, здесь он и солдатам не мешал и мог спокойно рассмотреть поле боя. На командирских экранах оно выглядело симпатичнее, чем на свежем воздухе. Да и свежести воздуху на Демовых Валах как раз и не хватало: при сильных порывах северного ветра воняло, как на скотобойне. Что касается линии обороны, то последние штурмовки потрепали ее изрядно. Оскар видел изъеденные взрывами склоны, искореженных роботов - один из них беспрерывно крутился вокруг своей оси на уцелевшей гусенице. Досталось и одному из автоэров, машину опрокинуло взрывной волной в разбитый окоп.

Кисель тем временем дополз до реки и чуть притормозил, задумался. Впрочем, ненадолго. Алые щупальца тумана зазмеились над водой, а затем стали подниматься по склону. Кое-где кисель уже подбирался к окопам.

Команды офицеров зазвучали громче и стали короче, солдаты задвигались быстрее.

В первую очередь увозили раненых и убитых. Рядом с Оскаром, чуть не столкнув его носилками в окоп, пронесли тяжело раненого пограничника с белым, как бумажный лист, лицом. Торопился к санитарному автоэру сержант с перевязанной рукой. Шел он самостоятельно, одно плечо задирал выше другого.

А офицеры все торопили своих подчиненных. Работа предстояла изрядная. Требовалось перебросить весь отряд на запасной рубеж, распределить наличные силы по всей линии обороны, выбрать заставы для постановки заслонов на время передислокации. Времени же оставалось совсем мало – алое море дымилось у подножия Демовых Валов, и все быстрее кружили в его глубине темные тени.

Самого Оскара вместе с охраняющим его отделением отправили на фланг обороны, поэтому полет получился достаточно долгим. В машине обсуждалась одна тема: перевалит ли кисель через Демовы Валы, сможет ли он дотечь до второй оборонительной линии или нет. Шувалов с апломбом будущего слушателя Академии объяснял бойцам, что поля дварикского портала и метапортала Рамы однополярны, следовательно, они отталкиваются друг от друга, так что в любом случае далеко кисель продвинуться не сможет. А то что кисель метапортала впервые за сотни лет дотянулся до самых Валов, так это явление временное, вызванное сегодняшним рамоизвержением невиданной силы.

Бойцы не спорили. Молчали. Понимали: успокаивает их командир. И вообще, много ли стоят любые разговоры о том, как поведет себя Рама, после всех ее сегодняшних фокусов? Молчал и Оскар - сгорбившись, он прильнул к окну и смотрел вниз, напылившую по степи колону роботов.

Настроение солдат Шувалов понял и, решив с этими настроениями бороться, принялся заново объяснять, что порталы любого уровня отталкиваются друг от друга и слиться ну никак не могут. Как только закончится извержение, кисель отхлынет, вернется в прежние берега. Поэтому о второй линии обороны нечего беспокоиться, не дотянется до нее Рама, да и огневая мощь у второй линии как у хорошей дивизии. Отобьемся.

Подняв боевой дух отделения, лейтенант решил приободрить и загрустившего инспектора, подсел к нему, заглянул в лицо и понял – плохо дело. Оскар прильнул щекой к стеклу и шептал:
- На Валах все я понял, убьют меня демы, не спастись. Умирать… как не хочется умирать.

Сцепив пальцы в «замок», он смотрел прямо перед собой, взгляд инспектора остекленел. Вдруг Оскар заметил рядом сидевшего лейтенанта и шарахнулся от него, как от дема.

«Инспектор-то наш в ступоре, - подумал Шувалов, - и состояние его понятно. Не привык он к такой крови и не будет он меня сейчас слушать. Его лечить минимум неделю придется, если мы все выберемся из этой передряги. Спекся инспектор, как необстрелянный солдат в серьезном бою. Неизвестно на каких таких лихих планетах он побывал, но, видно, далеко им до Эфы».

В новеньком, еще необжитом блокгаузе Оскар сразу забился в дальний угол, где и нахохлился вороном. На горбуна никто не обращал внимания – пограничники работали. Быстро, умело. Подносили боеприпасы, устраивали дополнительные огневые точки на угрожаемых участках. Все отлично понимали: если проснулась Рама всерьез, то и изготовиться к обороне надо по максимуму. Впереди, может быть, ждет такой бой, такие ягодки, по сравнению с которым утренний бой на Демовых Валах покажется цветочками.

 

На экраны командиры поглядывали постоянно. Следили за Рамой. Впрочем, с расстояния в несколько километров валы отлично просматривались и без аппаратуры. Перевалит кисель через валы? А если перевалит, то дотянется ли до второй линии обороны? Вот о чем у всех голова болела.

Сначала в ложбине между двумя самыми низкими холмами Демовых Валов засветился алый «глаз» Рамы. Он осмотрелся, налился рубином и потек вниз потоком лавы. Рядом загорелись еще четыре «глаза» и также потекли по склонам. На миг образовалась чудовищных размеров кровавая лапа, вцепившаяся в Демовы Валы. А вскоре кисель затуманил их от горизонта до горизонта, закипел, поднялся волной и алым, сонным, бесшумным цунами покатил на оборону пограничников.

Оставалось киселю пройти километра два, не больше. Работа на линии обороны закипела с новой силой. Отряд готовился к срочному отступлению. Во все этой ситуации одно радовало: во время движения киселя демы не нападали, для атак им годилась только спокойная Рама.

Когда дистанция сократилась до километра, кисель притормозил. Остановился. Задумался. И медленно пополз назад. Сокращая амплитуду, Рама наступала и отступала несколько раз: где-то в вакууме столкнулись лбами однополярные портальные поля, пободались и замерли в новом равновесии.

Отступлению срочно дали отбой, пограничники снова готовились отбивать атаки демов. Некоторое время Рама выжидала, а потом заструилась серым туманом. Под его маскировкой в сторону линии обороны полетели над степью на бреющем полете демы класса наг. В ответ заухали противотуманные метеопушки. Заработали пулеметы. Подключились автоматы. И закипел бой.

Пошли в атаку, не обращая внимания на плотный огонь, кангхоры и иныжи, за ними – данивы и докшиты, а потом поперли такие иномирные демы, названия которых не знали и самые опытные пограничники. И только гала отбивали одну атаку, как сразу начиналась следующая.

В один из моментов подняв голову от приклада, Шувалов заметил, что Оскар уже не прячет лицо в ладони, как раньше, а уставился на экран. «Зря он смотрит, не надо ему это видеть», - подумал лейтенант, повернулся к Раме и тут же забыл об инспекторе.

Горизонты над киселем быстро темнели. Задул северный встречник, погнал грозовые черные тучи, за которыми клубились в воздухе бесчисленные демы. Рама двинулась на решающий штурм.

Засверкали молнии. Расстреливающие грозовой фронт пушки не справлялись, и с небес звеньями начали пикировать фантомные демы. Орды пишагов, ражуров и прочей нечисти шли на приступ пешим порядком. Ветвистые молнии с небес гвоздили холмы, а пограничники вели огонь по небесам и по наступавшей демопехоте, причем линия обороны вулканировала огнем в сотни раз более ярким, чем свет молний.

Бой не затихал ни на секунду.

Испугавшийся молодой пограничник выскочил из окопа и тут же был растерзан демами до самых ботинок. То и дело солдат слепили с небес демы-зеркальщики. В ответ световыми шпагами вспыхнули лазеры. По системе обороны в кровавом тумане похаживали чудовища.

В самый разгар битвы в блокгаузе с ручным пулеметом наперевес невесть откуда объявился отец Афанасий. Он воткнул пулемет в амбразуру и зарокотал:
- Поднимается окаянное демонство во всей своей силе. Ничего, укротим супостатов.

И нажал на гашетку. Перерубленный очередью дем, волоча за собой кишки, на одних передних лапах продолжал ползти на амбразуру. Угомонила его вторая очередь.

Пограничники не только оборонялись, но и контратаковали, причем боевые действия сменяли друг друга с такой быстротой, что даже для спокойного в любых ситуациях Шувалова бой распался на эпизоды. Вот отец Афанасий орет «гори, гори, моя звезда», в упор палит по наступающим монстрам, а дуло его пулемета извергает огонь, что твой вулкан. Тут же с левого фланга докладывают, что там прорвались орки из пятой вселенной, старшина Фердыщенко получает приказ ликвидировать прорыв, и с такой ярой готовностью чеканить «есть!», с таким не знающим сомнений лицом старшина Фердыщенко бросается исполнять приказ, что становится жалко и орков, и всю пятую вселенную.

В суете и ожесточении боя Шувалов совсем забыл об Оскаре, замершего перед экраном, на котором был виден гигантский фантодем. Трубя, фантодем пикировал на блокгауз, и то ли он заклятие наложил на огонь лазерных зениток, то ли фантомность повышенную имел, но добрался до самых стен укрепления. Убивающие желто-зеленые глаза фантодема расползлись на весь экран, и это было последнее, что увидел парализованный страхом Оскар. Теперь он точно знал: это конец. Миг - и рухнет стена блокгауза, сделанная из крепчайшего титанобетона, брызнет экран, и всепожирающее чудовище ширнет в грудную клетку стальным когтем и пробьет сердце.

В начало. На следующую стр.

Сайт bogru.ru раскрывает тайны магии, загадки внеземных цивилизаций, рассказывает о мифах и легендах которые помогут посмотреть на мир с другой стороны. Аномальные зоны, непознанное, мистика, паранормальные новости, феномен НЛО, природные аномалии, оккультные практики, медитации, ритуалы, обряды, полтергейст, йети (снежный человек) и много другого, что будоражит наше мышление.

Сотрудничество

У нас есть много вариантов размещения рекламы: баннеры; нативная реклама, рекламные статьи и публикации.
Вопросы размещения, обзоров, рекламы и PR на сайте: bogrunout@mail.ru

Телескоп

Посмотрите в телескоп - увидите инопланетян