В поисках счастья

Ждать под пальмой когда упадет счастья или идти долгой дорогой по компасу

Припекало солнце, шло время, а Макс с Рафалом все ждали. Ну никак фелициата не хотела поделиться с ними хотя бы одним счастьем.

Вопреки фантазиям Макса, пальма счастья оказалась весьма невзрачным деревом: невысокий светло-лиловый ствол, куцые глянцевые листья, крохотные, редкие цветочки цвета слоновой кости. В джунглях мимо такой скромницы человек пройдет и не посмотрит на нее, конечно, если ему не подскажут, что только она и может одарить верным счастьем.

Грустный и задумчивый ринк по-прежнему не имел желания трепаться, но самое главное все-таки другу объяснил.

Волшебны у фелициаты только плоды, маленькие орехи, похожие на сливовую косточку. К счастью, фелициата цветет постоянно, и орехами всегда усыпана, но срывать их ни в коем случае нельзя. Ждать надо. Терпеть. Орех должен сам упасть. Молиться же, просить что-то у самой фелициаты бесполезно. Не услышит. Дерево. Но если пришло время, обронила пальма орех, тогда хватай его и давай ходу, ибо если сразу не убежать с орешком счастья, то всякое может случиться.

На этих словах ринк замолчал, лег в траву, устроил гордую башку на вытянутые вперед лапы и на вопросы больше не отвечал. Запечалился. А вскоре и глаза закрыл, заснул, только бока тяжело вздымались.

Как можно так спокойно спать, когда само счастье сейчас упадет к ногам, Макс не понимал. Но что с ринка взять – слишком он умный. И старый. Пусть отдыхает. Сейчас главное не прозевать, когда орех счастья упадет.

 

Ждать под пальмой счастья было не трудно. Особый, нигде больше не виданный свет помогал. Струился он мягко, приглушенно, образуя над поляной уютный световой храм. Казалось, в нем сам поток времени попал в ловушку и с охотой смирился и застыл в этом голубоватом бассейне.

Налетел порыв ветра, заиграл лоснящимися на солнце глянцевыми листьями. Зазвенел серебряный колокольчик, и орех шлепнулся в траву. Макс моментально ухватил его, поднес к лицу. Надо было уходить, бежать отсюда, а ноги не слушались.

- Рафал.

Ринк не ответил. Максим шагнул к другу и резко остановился. Бока пса не вздымались, он вроде и меньше стал, будто наполовину зарылся в землю. Вдруг ринк шевельнулся, но как-то странно, неуклюже. Тело его ушло еще глубже, и тут-то стали заметны клубящиеся под черной шерстью серые черви.

Так Макс еще никогда в жизни не бежал. Бился о ветки, скользил по траве, спотыкался о корни, прыгал по камням, как по столбикам, и мчался, мчался вниз, подальше от страшного места.

Кончился лес. Склон выровнялся. Показалась дорога, с бредущим по ней караваном. И тут, уже на ровном месте, ступня подвернулась, и Макс со всего разгону рухнул лицом вниз в куст с розовыми цветами.

Болела нога, лицо пылало от знакомства с ветками шиповника, а Макс все лазал на четвереньках, искал оброненный орешек. В траве найти его не было никаких шансов, но Максим все продолжал поиски. А когда отчаялся, ударил ладонью по земле, и вдруг орех выкатился чуть ли не под самый нос. Не обращая внимания на жжение запекшихся царапин, на ноющую ногу, Макс поднес свое счастье к губам и зашептал:
- Хочу, чтобы отец был жив, чтобы он не погиб. Хочу, чтобы его спасли, чтобы всех спасли. Хочу, чтобы завтра же пришла телеграмма о его спасении. Хочу…
Он шептал, повторял свою молитву раз за разом, не останавливаясь. И счастье услышало. Максим и представить себе не мог, что когда-нибудь увидит такое чудо.

Зазвучал хрустальный колокольчик, и серебристый свет заструился над орехом. Понемногу сияние набрало силу и вдруг полыхнуло до самых горизонтов, раскрасив весь мир серебристым светом с голубыми искрами. Любоваться эти сиянием можно было до бесконечности.

Понемногу стихла боль в ноге, перестали печь царапины, чему Макс даже не удивился. Он зачарованно вглядывался в серебристое сияние. Затем он спрятал орех в нагрудный карман куртки, тщательно застегнул его и, почти не хромая, зашагал в сторону дороги.

Домой Макс добрался поздним вечером с караваном. Два загорелых до черноты горца в лиловых тюрбанах внесли на руках искателя счастья в дом - щиколотка Максима во время пути изрядно распухла и потемнела, – после чего караван мулов, груженных пряностями и тканями, двинулся дальше.

В первую очередь Наташа, улетавшая на эти дни на базу и только вернувшаяся, взяла в оборот тело племянника. Забинтовала крепко ногу, обработала тетушкиными мазями царапины на лице, притащила с чердака дедушкины костыли и только потом взялась за душу – принялась расспрашивать Максима. Смерти Рафала не удивилась. Оказывается, ждала ее. Ринки живут, пока играют, а как только наиграются, успокоятся, одряхлеют, так и к жизни становятся равнодушны. Тогда покидают стаю и навсегда засыпают в какой-нибудь глухой чащобе. Религии, согревающей душу в старости, у рогатых псов нет, к смерти они относятся как к заходу солнца, поэтому и в смерть уходят, как в сон. А то, что Рафал решил заснуть возле пальмы счастья, так это понятно.

Что понятно тете Нате, Максим как раз и не понял, хотя и изобразил на всякий случай умное лицо. Да и не мог он сейчас говорить о Рафале, и вовсе не потому, что боялся расплакаться, а как раз напротив: ему было стыдно за то, что никакой жалости к умершему ринку он не испытывал. Понимал: нехорошо это, но ничего не мог с собой поделать. Серебристый свет с голубыми искрами по-прежнему сиял перед глазами, и через этот свет все в мире казалось неважным. Впрочем, не все. Завтрашняя телеграмма – вот что важно.

 

О самой пальме счастья тетя Ната почему-то не спросила. Если бы она поинтересовалась, чем закончились их поиски, что он попросил у пальмы, Максим не выдержал бы и все ей рассказал. Но она о фелициате не спрашивала, тогда и он решил ничего не говорить, тем более, что о своем счастье надо молчать. Ничего, когда завтра придет телеграмма, тогда все поймут, что фелициата – это не сказка, тогда он все и расскажет подробно.

Вечер закончился весело и неожиданно.

После всех процедур и разговоров тетка его обняла и подвела к зеркалу. Исцарапанное лицо раскрашено, как у индейца. Нога перебинтована. На костылях шатается, как пьяный робот.

- Ну что, Максик, сходил за счастьем? – спросила тетка, после чего они вдвоем рухнули на диван и умерли от хохота.

Спалось в эту ночь Максиму сладко и больно. Ныла нога, и все-таки до самого утра Макс плыл на волшебном паруснике сквозь серебристый свет.

Утром пришлось ехать в поликлинику. И все время - в очереди, на приеме у хирурга, перелома не обнаружившего, а только растяжение, во время физиотерапевтических процедур – Макс помнил о телеграмме. Представлял, как удивится и обрадуется тетя Ната, как обнимет и закружит его. А он никому и ничего не скажет о фелициате. Пусть все думают, что просто случилось чудо. Не жалко. Только он будет знать, кто виновник волшебства.

Вернулись домой, и Максим сразу бросился к почтовому ящику. Пусто.
- Почтальон приходил? – спросил Максим у тетки.

- Да. Утром. Газеты на столе.

- А кроме газет ничего не было?

- А ты что-то ждешь?

- Да нет.

Начали обедать. С веранды хорошо была видна калитка между двух кустов магнолии, за левым из которых угадывалось голубое пятнышко почтового ящика. Телеграмма не письмо, ее почтальон мог принести и после обеда, но сейчас он что-то не показывался.

Как работает почтовая механика на Эфе, Макс давно разобрался и знал, как все должно произойти. Официальные телеграммы комкомам здесь не доверяли, да и не работали они в портальной сети, поэтому все важные сообщения с Земли доставлялись по старинке с транзитными звездолетами в Дварику. Там местная почтовая служба разбирала поступивший информационный пакет и рассылала корреспонденцию по городам и деревням. Транзитный лайнер с Земли прибыл в Дварику как раз минувшей ночью. Если фелициата не обманула, то именно этот корабль должен был доставить на Эфу телеграмму, сообщающую о спасении первой экспедиции. Значит, телеграмма должна прийти с минуты на минуту. Тогда все и узнают, что отец жив!

Но почтальон все не приходил.

Поужинали. День никак не хотел заканчиваться: ковылял к концу, как Макс на костылях по дому.

Зашло рубиновое солнце. Закат свернул над горами павлиний хвост. Стемнело. В доме начали готовиться ко сну.

Максим в наброшенной на плечи куртке вошел в гостиную. Наташа приподнялась с дивана, отложила книжку, спросила:
- Ты чего за сердце держишься? Болит? Да что с тобой?

- Нет, сердце не болит, - он убрал руку с нагрудного кармана, - просто я все понял. Тетя Ната, а что было в сегодняшней телеграмме?

- Какой телеграмме?

- Тетя Ната! Я теперь другой, я теперь чувствую, знаю.

- Да что ты знаешь?

- Телеграмма пришла. Должна была прийти!

- Садись.

Наташа обняла племянника, усадила рядом.

- Пришла телеграмма, пришла, но ты в таком состоянии - я решила подождать.

- Что в ней?

- Максик, ты уже взрослый, ты умеешь управлять эмоциями. Там плохие новости, Макс.

- Какие?

- Прислали официальное подтверждение: первая экспедиция погибла. Вся. Ты понимаешь, что это значит?

- Да.

- Они погибли героями. Макс, ты меня слышишь?

Он не слышал. Смотрел на сжатый до белых точек на косточках кулак и что-то шептал. Наконец пальцы медленно разжались. На ладони лежал зеленоватый орех.

- Я нашел пальму счастья, тетя Ната. Загадал желание, а она ничего не выполнила. Почему?

- Не знаю. Не исключено, что этого вообще никто не знает. А может быть, дело в том, что счастье и исполнение желаний – это не совсем одно и то же. Ты меня понимаешь?

- Нет.

- Вдруг фелициата решила тебе подарить что-то другое. То что она может или то, что важней для твоей жизни, для твоего счастья. Понимаешь?

- Нет. И никогда не пойму! Все обман. Зачем мне тогда такое счастье? Одно единственное желание и то не исполнила. Не хочу такого счастья!

Наташа еще пыталась объяснить: фелициата все-таки слабый чуд, такой не все может, ее орех счастья – это не волшебная палочка, а скорее компас, показывающий, что ты не сбился с дороги к счастью, идешь правильно. Максим не слышал ее. Вдруг он вскочил, размахнулся и со всей силы швырнул орех. Тот ударился о торшерный абажур и отлетел за диван.

Макс сел. Зарылся под руку Наташи. И только тогда заплакал.

Автор: © Вадим Кирпичев

В начало. На следующую стр.

Сайт bogru.ru раскрывает тайны магии, загадки внеземных цивилизаций, рассказывает о мифах и легендах которые помогут посмотреть на мир с другой стороны. Аномальные зоны, непознанное, мистика, паранормальные новости, феномен НЛО, природные аномалии, оккультные практики, медитации, ритуалы, обряды, полтергейст, йети (снежный человек) и много другого, что будоражит наше мышление.

Сотрудничество

У нас есть много вариантов размещения рекламы: баннеры; нативная реклама, рекламные статьи и публикации.
Вопросы размещения, обзоров, рекламы и PR на сайте: bogrunout@mail.ru

Телескоп

Посмотрите в телескоп - увидите инопланетян